Время работы с 9:00 до 21:00
Пн-Вс
  image descriptionimage descriptionimage descriptionimage descriptionimage descriptionimage descriptionimage description
495 / 662-47-17Заказать звонокНаписать намID
Закрыть

Отправка ID

В вашей корзинеВ корзине нет ни одного товара

Архитектурное наследие

Константиновский дворец в Стрельне - архитектурное наследие петровского времени. К концу 20 в. здание находилось в состоянии разрушения. В 2001 г. получило статус Государственного комплекса "Дворец конгрессов". Реставрация закончена в 2003 г.

Память - неотъемлемое человеческое качество, на котором основана жизнь и культура каждого следующего поколения, опирающегося на опыт поколений предыдущих. Архитектурное наследие уникально как память материальная, что можно реально увидеть, потрогать. Архитектура - это не только застывшая музыка, но и застывшее время, которое можно рассматривать, измерять, сопоставлять, примерять к ситуациям, людям. Архитектурное наследство, сохранившееся вопреки разрушительным действиям природы и событий, дает визуальные образы из ушедших веков, запечатленные в камне, дереве, металле, стекле. В любой национальной культуре у архитектурного наследия особая роль: оно является наглядным пособием и демонстрацией исторических чаяний общества, отмечает приход и уход диктатур, открывает перед зрителем события прошлого, сохраняя его отметины. Стремление к новому строительству, нужды растущего населения, амбиции градоначальников нередко ведут к уничтожению уникальных объектов архитектурного наследия. Если говорить о России, то даже в значимых для туризма центрах страны сокращаются зоны охраны исторических объектов с целью расширения нового строительства. Планы застройки центральных городов, имеющих очень большое значение для развития культуры в стране, включают важные с точки зрения исторической памяти территории в зону строительства. Картина разрушения архитектурного наследия наблюдается во всей стране. Статистика не указывает количество уже утраченных навсегда объектов архитектуры, в основном об этом пишут и говорят неравнодушные граждане или инспекционные проверки. К примеру, известно, что в Пермской области уже снесено 45% застройки старинной части города. Оставшаяся часть преимущественно находится в разрушенном и заброшенном состоянии. Критики указывают на практическое исчезновение исторического лица старого Хабаровска. Архитектурное наследство, доставшееся нам от предков, и пережившее революции, войны, утрачено в Самаре, Рязани, Екатеринбурге, Вологде, Томске, Серпухове, Торжке, Калуге, Астрахани. Не обошло планомерное уничтожение здания Москвы и Петербурга, Казани (где к 1000-летию празднования предпочли построить имитации сооружений под старину). Те сооружения, которые формировали когда-то облик этих городов, и делало их неповторимыми, исчезли безвозвратно. Практически исчез "резной палисад" деревянной Вологды, пропал деревянный ансамбль Архангельска. Со стен кремля в Тобольске уже не открывается панорама древней застройки. Вместе с архитектурным наследием исчезает индивидуальность каждого города, что нивелирует красоту и снижает интерес со стороны искусствоведов, туристов. Теряя память, мы становимся беднее ровно на те столетия, которые утратили.

Одно из немногих сохранившихся зданий "резной" Вологды.

Реконструкция и реставрация архитектурного наследия

Существующий закон об охране исторических памятников отчасти помогает решить проблему их защиты от внешних воздействий и сноса. Здания, признанные исторически ценным наследием, восстанавливают. Реконструкция и реставрация архитектурного наследия, по мнению искусствоведов, должна основываться на поддержании того духовного смысла, который старался передать обществу автор произведения. Уильям Моррис (William Morris; 1834 — 1896 гг. Английский художник, издатель) в эссе “Архитектура и история” писал о сущности подхода к реставрации: “…нетронутая поверхность древнего здания запечатлевает развитие человеческих идей, непрерывность истории и, таким образом, становится поучительной…” Многие художники призывают ценить следы веков, оставленные на стенах храмов, общественных и жилых зданиях - они и есть истинная ценность архитектурного наследия. В противном случае после реконструкции и реставрации архитектурного наследия получается новодел, теряется ментальность, передающая время и собственно историю. Отношение к прошлому не должно быть номинальным. Простой ремонт, закрашивание и заделывание трещин и прорех прошлого не вернет тот архитектурный памятник и не создаст ощущение его ценности. Скорее, такая реконструкция приведет к появлению масштабного макета, намека на прошлое, но не вызовет настоящий интерес, так как будет потеряна связь времен и следы из прошлого, которые всегда манят своей таинственностью. Некоторые реставраторы говорят о необходимости консервации памятников, очищения их от грязи, защите от разрушения, которые станут хорошей альтернативой строительным работам по восстановлению с помощью современных методик и материалов. К сожалению, в мире немало примеров новоделов. К примеру, храм Саграда Фамилия архитектора-модерниста Гауди в Барселоне достраивается современными материалами и с помощью современной техники. Причем оригинальные проекты фасадов храма были уничтожены в ходе анархических беспорядков в стране и войн, поэтому их создают по предположительному описанию, составленному исследователями. Восстанавливается и величественный римский Коллизей, отчасти теряя свое исторической очарование.

Новострой Саграды Фамилии в Барселоне выделяется на фоне оригинального фасада, построенного автором Гауди в конце 19-начале 20 века.

При проведении реконструкции и реставрации архитектурного наследия важно преодоление стереотипов. Настоящий памятник архитектуры не должен казаться новым строением. Любой след на нем, оставленный временем, должен сохраниться: разрушившаяся кладка, трещины, патина - все эти признаки времени должны быть законсервированы, чтобы остаться для обозрения и понимания, в какое время было выстроено здание. Возможно, большую роль для формирования такого обновляющей реставрации играет потребительская культура продажи товаров. Чем новее товар, чем ярче он украшен, тем более привлекателен. Нередко именно так рассуждают люди, ответственные за состояние архитектурного наследства. Между тем, памятники древности должны быть "старцами", чтобы восприниматься людьми как наследие, пришедшее из глубины веков. Сооружения должны быть поддержаны современными способами, по возможности оставаясь незаметными глазу зрителя. Каждый конкретный случай при реконструкции и реставрации архитектурного наследия нужно рассматривать отдельно. И если нет другого выхода, как восстанавливать разрушенное здание, делать это нужно с максимальной деликатностью, возвращая сооружению прежние формы, документально точно воссоздавая утраченные фрагменты, заменяя материал стен, кровлю и максимально приближая его к оригиналу. Для этого мастерам необходимо наиболее точное представление об архитектурной ценности здания и его исторической жизни. Некоторые сооружения мирового архитектурного наследия восстанавливают десятилетиями.

Отдельные части Собора Святого Стефана в Вене (12-15 вв.) постоянно находятся на реставрации.

Сейчас в России реанимированы дворцово-парковые ансамбли в Стрельне и Царицыне, Валдайский Иверский монастырь, Марфо-Мариинская обитель, построенные заново по древним проектами после полного разрушения храм Христа Спасителя, деревянный дворец в Коломенском, Казанский собор с Иверскими воротами на Красной площади, соборы в Омске, Пушкине, Ижевске, восстановленные монастыри – Соловецкий, Серафимо-Дивеевский, Оптиа пустынь, Николо-Угрешский, Успенский в Старице, усадьбы в подмосковном Захарове, Подмосковье, Череповце. После реконструкции и реставрации архитектурного наследия обновились центры Арзамаса, Коломны, Елабуги.

Отреставрированный центр Коломны. Соборная площадь. Кафедральный собор. 16 в.

Однако, по-прежнему, остаются тысячи разрушающихся или отнесенных под снос памятников архитектурного достояния страны. Несмотря на пересмотр отношения к ценностям, развитие изучение архитектурного наследия, ситуация с охраной и поддержанием памятников старины изменяется незначительно, выделяются только наиболее известные из истории объекты.

Котлы (Ленинградская обл.) Главный дом усадьбы Альбрехтов. Архитектор А.И. Мельников. 1820-е гг. Фото 1920-х гг.

Руины усадьбы Альбрехтов. 21 век. (в 2009 г. обрушилась часть фасада).

Для возрождения визуальных образов былой России необходима качественная реконструкция и реставрация архитектурного наследия, требующая серьезного подхода. Возможно, одним из вариантов сохранения исторических зданий может стать условная продажа организациям или жильцам с условием поддержания состояния сооружения и предотвращения его разрушения. Так, например, поступают в Лондоне, продавая за условную цену в один фунт квартиры в домах викторианской постройки при договоренности провести необходимый ремонт в помещениях. Наружные реставрационные работы при этом будут проводиться муниципалитетом. Однако, важно при этом сохранить функции здания и его исторический вид. К примеру, известны случаи, когда в российских регионах продавались вместе с участком земли церкви, превращенные новыми хозяевами в жилые строения (например, под Ярославлем в селе Малые Соли была продана старинная церковь Георгия и Александры 1909 года. Теперь церковь переделана в жилой коттедж).

Церковь Георгия и Александры перестраивают в жилой "замок". Малые Соли. начало 21 века.

Будущим владельцам, любителям старины, готовым купить разрушающийся старинный дом, являющимся архитектурным наследием, стоит задуматься не только о его восстановлении, но и использовании по первоначальному назначению. Автор текста: Макс Костин

Вверх к началу раздела